История создания езидского «The Beatles»

2019/04/unnam-1554457225.jpg
Прочитано: 348     14:59     05 Апрель 2019    

Интервью с Файзое Кочо

 

Езидская рок-группа «Сипан» была создана в 1970-х гг. в Апаране (Армения) при поддержке властей СССР. Художественным руководителем группы был Тенгизе Флит, музыкальным руководителем – Фатое Кочо (Фато Тамоян).

За короткий промежуток времени «Сипан» стала гордостью езидов. Группа ежедневно выступала в различных армянских, грузинских и российских городах, собирая аншлаги. Основной пик популярности группы пришелся на конец 1970-х годов. В это время «Сипан» участвовала в фестивале рок-музыки социалистических стран, где наряду с чешскими, венгерскими, немецкими, болгарскими, польскими и т.д. коллективами, езидская группа исполнила песню на родном языке.

В состав группы в разное время входили: Тенгизе Флит (Тенгиз Арабян), Фатое Кочо (Фато Тамоян), Джамале Соро (Джемал Худоев), Файзое Кочо (Файзо Тамоян), Мразе Шко, Князе Айлас (Князь Шавоян), Лейла Начо (Лейла Арабян), Халида Азиз (Халида Худоева), Пир Торн и Ширине Усуб. Репертуар группы состоял из песен на курманджи и на армянском языке.

Настоящим испытанием для группы стала трагическая гибель в автокатастрофе одного из лидеров коллектива Фатое Кочо (Фато Тамоян). Как позже скажут специалисты, жизнь Фатое Кочо напоминала метеор. Он появился, озарив горизонт своей яркостью и уникальностью, а потом ушел внезапно, оставив большой след в истории езидской музыки. Память о нем до сих пор жива в сердцах друзей, близких и поклонников его творчества.

После распада «Сипана» в конце 1980-х годов езидский рок и эстрадные песни подверглись забвению. С тех пор ни одна езидская группа не достигала той популярности и любви, которые имела «Сипан». Специалисты отмечают особый профессионализм, присущий езидской группе. Посредством музыки сипановцы привлекли внимание жителей Советского Союза к езидской культуре и истории.

Несколько лет тому назад ушел также из жизни другой лидер группы, один из основателей «Сипана» Тенгизе Флит, который верно служил во благо езидскому народу. К сожалению, записи выступлений группы не сохранились до наших дней, но память о «Сипане» живет в сердцах каждого езида постсоветского пространства.

Новосибирск встретил нас проливным утренним дождем, заставляя поскорее поймать такси. В этом нехитром деле удача вскоре улыбнулась нам и спустя час мы были у дверей дома легендарного езидского мэтра.

Файзое Кочо встретил нас добродушно, предложив чай, от которого мы, промокшие «до костей», не могли отказаться. Глядя в его бездонные глаза, нам не верилось, что рядом  с нами – человек-легенда. Присутствовало ощущение, что мы находимся во сне и в любой момент можем проснуться. Удовольствие от общения с музыкантом хотелось растянуть как можно дольше.

После распада «Сипана» Файзое Кочо начал сольную карьеру. Песни, которые он сочинял, мгновенно становились народными. Грациозное исполнение и особый тембр голоса сделали его самым узнаваемым езидским певцом.

По-настоящему аристократическое поведение и скромность поразили нас в нем! Сразу видно: музыкант, выросший в СССР, где идея была превыше всего, разительно отличается от современных музыкантов, которые поклоняются культу денег.

Позавтракав, мы направились в студию Файзое Кочо. Обилие книг, музыкальных инструментов и картин – вот то немногое, что запечатлелось в нашей памяти. Взяв в руки гитару и виртуозно исполнив очередное музыкальное произведение, мэтр рассказал нам о себе, о «Сипане» и о своем творчестве.

Где и когда Вы родились? Расскажите немного о своём детстве.

Я родился 13 мая 1963 г. в селе Отарбекян в Армении в езидской семье. Мое детство было таким же, как и у всех. Что-либо выделить не могу. В семье нас было 7 детей: 5 сестер и мой старший брат Фато.

Как зародилась в вашей душе любовь к музыке?

Знаете,  в нашей деревне ни  у кого не было гитары. Мы, езиды, должны были заниматься домашними делами, помогать родителям, следить за домашним скотом. Когда мы говорили, что будем играть на гитаре, наш отец ругался. Он считал это бесполезным делом. Вообще музыкальные инструменты в те времена были большой редкостью. Обычно они доставались «по наследству».

Многое изменил мой старший брат Фато. Хотя в детстве мы с ним часто ссорились, но он привил мне любовь к музыке. Он был уникальным человеком. Таких талантливых и всесторонне развитых людей среди нашего народа не было.

Мой брат научил меня всему и был для меня опорой в жизни. Иногда я не хотел заниматься музыкой, но он заставлял меня, и я сквозь слезы продолжал играть на ударниках. Потом Фато научил меня игре на барабане и на гитаре. Люди приходят и уходят, но память о таких как он живет всю вечность. Он был для меня не только братом, но и лучшим другом.

Каким был путь в музыкальную карьеру? Как всё начиналось?

Мой брат дал мне все необходимые музыкальные азы. Но какого-либо музыкального образования у меня нет, к сожалению. Я самоучка. Если музыкант хочет стать профессионалом, то он должен ежедневно тратить 4-7 часов на репетиции. Если он не будет работать над собой, то у него ничего не получится.

Помню однажды, когда я впервые был в городе, увидел выступление одной группы. Как потом выяснилось, эта группа представляла престижный музыкальный техникум Армении, который был трамплином для многих начинающих музыкантов. После того как они закончили свое выступление я попросил их руководителя  поиграть вместе с ними на бас-гитаре. Ко мне присоединилась вся группа, и когда мы закончили выступать, руководитель заявил бас-гитаристу, чтобы он с завтрашнего дня не приходил на репетиции, а меня пригласил в группу и в техникум. На следующий день рано утром я обдумал все и решил отклонить данное предложение. Я переживал по поводу того парня и считал себя виноватым. Вся эта история стала головоломкой в моей жизни, над которой я постоянно думаю.

Вообще в Советском Союзе власти оказывали всяческую помощь малым народам. Если у вас была хорошая идея для развития культуры, то государство не жалело никаких средств. Например, власти выделили нашей группе «Сипан» синтезатор производства ГДР (Германская Демократическая Республика – прим. редакции). Представляете, на всю Армению таких синтезаторов было три. Два из них принадлежали государственным оркестрам, а один – нам, езидской группе.

Вы знаете, в честь вашей группы «Сипан» была названа танцевальная группа Дома езидов Грузии. Расскажите нам, пожалуйста, историю создания вашей группы, которая впоследствии стала легендой нашей эстрады.

Однажды мой отец прочитал в газете статью про группу «Сипан». Это было в 1970-х гг. Он очень обрадовался, что у езидов тоже есть своя музыкальная группа. На тот момент я был подростком и находился в пионер-лагере.

Отец заявил моему брату Фато, что он должен выступать с езидами и во благо езидов. Они вместе поехали в Апаран, где находилась группа.  Художественным руководителем был Тенгизе Флит. Мой брат решил присоединиться к группе и остался в Апаране в доме Тенгиза. Фато стал фактически музыкальным руководителем. Он адаптировал песни под эстрадный стиль и занимался всем музыкальным направлением группы. Я даже не знал, где он всему этому научился….

Когда Фато ушел служить в армию, ребята пришли к моему отцу и сказали, что без него они не могут справиться, потому что на носу были концерты. Они хотели забрать меня и пообещали отцу присматривать за мной. Я знал программу Фато и заменил его, пока он не вернулся с армии. Так я стал членом группы «Сипан». Я был очень горд этим. Тогда были другие времена. Мы занимались музыкой ради идеи, а не денег. Мы думали, что творим великое дело и хотели, чтобы о езидах знал весь мир. «Сипан» был известным брендом, которым гордились все езиды. Простой пример…. Когда украли наш синтезатор, все езиды СССР искали его.

В те времена были популярны такие группы, как «The Beatles», «Deep Purple» и «Led Zeppelin». Естественно, их творчество повлияло на нас.

В состав «Сипана» в разные времена входили пир Князь, шех Мраз, Ширине Усуб, Лейла Начо, Халида Азиз, пир Торн, которого мы называли Деде. Он играл на бас-гитаре. Пир Джамал ради группы вообще специально из Тбилиси приезжал в деревню и жил там.

Так был сформирован коллектив, который позже начал гастролировать по всей Армении, Грузии и частично России. В день мы давали по одному концерту. Мы выступали в армянских, грузинских и русских городах и пели на нашем родном языке. Всем это нравилось и у нас практически всегда были аншлаги.

А как получилось так, что группа распалась?

Думаю, что группа начала распадаться после гибели Фато. Он разбился в автокатастрофе в возрасте 29 лет. Он многое значил для группы, был уникальным человеком. Ему нравился джаз, рок и вся западная музыка. Фато очень часто пел песни на английском языке. Я даже не знаю, где он в те времена слышал эти песни, многие из которых подпадали под цензуру в Советском Союзе. Он родился не в свою эпоху и опережал время на несколько десятилетий.

Я всегда во всем советовался с ним, а когда его не стало, я был в замешательстве и не знал, что дальше делать.

Чем Вы занимались после «Сипана»?

Я начал сольную карьеру. В то время началась война в Карабахе. Наступили тяжелые времена, и было не до музыки в стране. Я выступал в разных городах в ресторанах.

Кому или чему Вы посвятили свою первую песню?

Стране. Жить на чужбине всегда тяжело.

Расскажите о самых ярких выступлениях и событиях в своей музыкальной карьере.

Выступление у Титернакаберта  было самым запоминающимся в моей карьере. Титернакаберт – это холм недалеко от стадиона. Там располагается мемориальный комплекс. Рядом находился спортивно-концертный зал, популярный на тот момент во всей Армении. Мы выступали в честь годовщины геноцида 1915 г.  Впервые я был на такой большой сцене. Мы спели песню на курманджи.

У нас с армянами общая историческая судьба и братство между нашими народами заложено испокон веков. Мы, езиды, должны быть благодарны армянам за то, что нам не запрещали петь на родном языке и предоставляли все условия для развития культуры. Мы давали концерты в армянских городах и деревнях, и армяне это воспринимали позитивно.

Ваша песня «Sal   çûn» («Годы ушли») очень популярна и любима народом. Таких езидских песен сейчас мало, в ней — философия жизни. В каком возрасте Вы написали эту песню, и чем была навеяна тема?

К сожалению, я уже не вспомню, в каком возрасте была написана эта песня. Когда человек видит старость, то обязательно задумывается над этой темой, ведь все мы постареем когда-нибудь в этой жизни.

Нравится ли Вам творчество молодых езидских музыкантов?

Я никогда не говорил нашим певцам, правильно ли они поют или нет. Я не имею права их судить. У каждого из них есть свои поклонники, и они достойны их. Самое главное, чтобы наш народ умел слушать.

В 2014 году в августе в езидском регионе Шангал террористы учинили массовые убийства. Езиды подверглись очередному геноциду. Какие чувства вызвала у Вас эта трагедия?

Боль, прежде всего. В жизни человек должен уметь прочувствовать чужую боль. Те, кто делал  это с езидами – больные люди. Они болеют фанатизмом. Самым большим грехом является то, что человек ставит себя выше Бога и пытается отнять у другого жизнь. На самом деле,  у человека имеется все, чтобы жить счастливо, а не убивать и сеять зло на планете.

Езиды сейчас разбросаны по всему миру. Как Вы думаете, наш народ сможет сохранить свою самобытную и уникальную культуру в такую сложную эпоху?

Нам нужно выжить, и другого выхода у нас нет. Прежде всего, необходимо научиться уважать друг друга. Это и позволит улучшить наше общество.

Чем Вы сейчас занимаетесь, пишите ли музыку?

Я больше 8 лет не занимаюсь музыкой. Это большой срок. Наша эпоха ушла. На данный момент  я больше времени уделяю семье. У меня растет два замечательных внука.

Может быть, у вас есть какие-то пожелания и просьбы к нашему народу?

Наш народ не должен считать количество геноцидов, не извлекая уроков из них. Мы должны понимать, что в этих геноцидах и мы отчасти виноваты. Мы всегда были разобщены. И даже, несмотря на то, через что мы прошли, мы продолжаем гнаться за деньгами, что-то ищем, не обращая внимания на жизнь, народ и религию. Наши ага и беки раньше спасали народ, рискуя своей жизнью и отдавая все свои богатства на откуп врагам. Сейчас же картина выглядит совсем иначе.  Мы очень слабы, но чтобы выжить, нам нужно быть сильными.

Спасибо Вам большое! Желаем Вам всего самого наилучшего!

 

Послесловие:

Конечно, можно согласиться с нашим знаменитым музыкантом. Их эпоха прошла. Но эпоха эта характеризовалась расцветом езидской культуры. На что же она сменилась? На годы пустоты и культурной деградации. Наши предки оставили нам богатое наследие в области музыки. Но оказывается, что на сегодняшний день у нас нет продолжателей дела Шарое Бро, «Сипана», Файзое Кочо и других. Желаем, чтобы наши певцы развивались и не ставили перед собой цель превратиться в «свадебных музыкантов», даже если это и приносит много денег. Всемирно известные композиции создавались теми, кто руководствовался, в первую очередь, идеей.

 

Материал подготовили Екатерина Амеян и Рустам Рзгоян

Фотографии предоставлены из семейного архива Файзое Кочо и  Джамале Соро Пире Дрбеси

Источник: ÊzîdîPress

 

 

 

 





Тэги:



История создания езидского «The Beatles»

2019/04/unnam-1554457225.jpg
Прочитано: 349     14:59     05 Апрель 2019    

Интервью с Файзое Кочо

 

Езидская рок-группа «Сипан» была создана в 1970-х гг. в Апаране (Армения) при поддержке властей СССР. Художественным руководителем группы был Тенгизе Флит, музыкальным руководителем – Фатое Кочо (Фато Тамоян).

За короткий промежуток времени «Сипан» стала гордостью езидов. Группа ежедневно выступала в различных армянских, грузинских и российских городах, собирая аншлаги. Основной пик популярности группы пришелся на конец 1970-х годов. В это время «Сипан» участвовала в фестивале рок-музыки социалистических стран, где наряду с чешскими, венгерскими, немецкими, болгарскими, польскими и т.д. коллективами, езидская группа исполнила песню на родном языке.

В состав группы в разное время входили: Тенгизе Флит (Тенгиз Арабян), Фатое Кочо (Фато Тамоян), Джамале Соро (Джемал Худоев), Файзое Кочо (Файзо Тамоян), Мразе Шко, Князе Айлас (Князь Шавоян), Лейла Начо (Лейла Арабян), Халида Азиз (Халида Худоева), Пир Торн и Ширине Усуб. Репертуар группы состоял из песен на курманджи и на армянском языке.

Настоящим испытанием для группы стала трагическая гибель в автокатастрофе одного из лидеров коллектива Фатое Кочо (Фато Тамоян). Как позже скажут специалисты, жизнь Фатое Кочо напоминала метеор. Он появился, озарив горизонт своей яркостью и уникальностью, а потом ушел внезапно, оставив большой след в истории езидской музыки. Память о нем до сих пор жива в сердцах друзей, близких и поклонников его творчества.

После распада «Сипана» в конце 1980-х годов езидский рок и эстрадные песни подверглись забвению. С тех пор ни одна езидская группа не достигала той популярности и любви, которые имела «Сипан». Специалисты отмечают особый профессионализм, присущий езидской группе. Посредством музыки сипановцы привлекли внимание жителей Советского Союза к езидской культуре и истории.

Несколько лет тому назад ушел также из жизни другой лидер группы, один из основателей «Сипана» Тенгизе Флит, который верно служил во благо езидскому народу. К сожалению, записи выступлений группы не сохранились до наших дней, но память о «Сипане» живет в сердцах каждого езида постсоветского пространства.

Новосибирск встретил нас проливным утренним дождем, заставляя поскорее поймать такси. В этом нехитром деле удача вскоре улыбнулась нам и спустя час мы были у дверей дома легендарного езидского мэтра.

Файзое Кочо встретил нас добродушно, предложив чай, от которого мы, промокшие «до костей», не могли отказаться. Глядя в его бездонные глаза, нам не верилось, что рядом  с нами – человек-легенда. Присутствовало ощущение, что мы находимся во сне и в любой момент можем проснуться. Удовольствие от общения с музыкантом хотелось растянуть как можно дольше.

После распада «Сипана» Файзое Кочо начал сольную карьеру. Песни, которые он сочинял, мгновенно становились народными. Грациозное исполнение и особый тембр голоса сделали его самым узнаваемым езидским певцом.

По-настоящему аристократическое поведение и скромность поразили нас в нем! Сразу видно: музыкант, выросший в СССР, где идея была превыше всего, разительно отличается от современных музыкантов, которые поклоняются культу денег.

Позавтракав, мы направились в студию Файзое Кочо. Обилие книг, музыкальных инструментов и картин – вот то немногое, что запечатлелось в нашей памяти. Взяв в руки гитару и виртуозно исполнив очередное музыкальное произведение, мэтр рассказал нам о себе, о «Сипане» и о своем творчестве.

Где и когда Вы родились? Расскажите немного о своём детстве.

Я родился 13 мая 1963 г. в селе Отарбекян в Армении в езидской семье. Мое детство было таким же, как и у всех. Что-либо выделить не могу. В семье нас было 7 детей: 5 сестер и мой старший брат Фато.

Как зародилась в вашей душе любовь к музыке?

Знаете,  в нашей деревне ни  у кого не было гитары. Мы, езиды, должны были заниматься домашними делами, помогать родителям, следить за домашним скотом. Когда мы говорили, что будем играть на гитаре, наш отец ругался. Он считал это бесполезным делом. Вообще музыкальные инструменты в те времена были большой редкостью. Обычно они доставались «по наследству».

Многое изменил мой старший брат Фато. Хотя в детстве мы с ним часто ссорились, но он привил мне любовь к музыке. Он был уникальным человеком. Таких талантливых и всесторонне развитых людей среди нашего народа не было.

Мой брат научил меня всему и был для меня опорой в жизни. Иногда я не хотел заниматься музыкой, но он заставлял меня, и я сквозь слезы продолжал играть на ударниках. Потом Фато научил меня игре на барабане и на гитаре. Люди приходят и уходят, но память о таких как он живет всю вечность. Он был для меня не только братом, но и лучшим другом.

Каким был путь в музыкальную карьеру? Как всё начиналось?

Мой брат дал мне все необходимые музыкальные азы. Но какого-либо музыкального образования у меня нет, к сожалению. Я самоучка. Если музыкант хочет стать профессионалом, то он должен ежедневно тратить 4-7 часов на репетиции. Если он не будет работать над собой, то у него ничего не получится.

Помню однажды, когда я впервые был в городе, увидел выступление одной группы. Как потом выяснилось, эта группа представляла престижный музыкальный техникум Армении, который был трамплином для многих начинающих музыкантов. После того как они закончили свое выступление я попросил их руководителя  поиграть вместе с ними на бас-гитаре. Ко мне присоединилась вся группа, и когда мы закончили выступать, руководитель заявил бас-гитаристу, чтобы он с завтрашнего дня не приходил на репетиции, а меня пригласил в группу и в техникум. На следующий день рано утром я обдумал все и решил отклонить данное предложение. Я переживал по поводу того парня и считал себя виноватым. Вся эта история стала головоломкой в моей жизни, над которой я постоянно думаю.

Вообще в Советском Союзе власти оказывали всяческую помощь малым народам. Если у вас была хорошая идея для развития культуры, то государство не жалело никаких средств. Например, власти выделили нашей группе «Сипан» синтезатор производства ГДР (Германская Демократическая Республика – прим. редакции). Представляете, на всю Армению таких синтезаторов было три. Два из них принадлежали государственным оркестрам, а один – нам, езидской группе.

Вы знаете, в честь вашей группы «Сипан» была названа танцевальная группа Дома езидов Грузии. Расскажите нам, пожалуйста, историю создания вашей группы, которая впоследствии стала легендой нашей эстрады.

Однажды мой отец прочитал в газете статью про группу «Сипан». Это было в 1970-х гг. Он очень обрадовался, что у езидов тоже есть своя музыкальная группа. На тот момент я был подростком и находился в пионер-лагере.

Отец заявил моему брату Фато, что он должен выступать с езидами и во благо езидов. Они вместе поехали в Апаран, где находилась группа.  Художественным руководителем был Тенгизе Флит. Мой брат решил присоединиться к группе и остался в Апаране в доме Тенгиза. Фато стал фактически музыкальным руководителем. Он адаптировал песни под эстрадный стиль и занимался всем музыкальным направлением группы. Я даже не знал, где он всему этому научился….

Когда Фато ушел служить в армию, ребята пришли к моему отцу и сказали, что без него они не могут справиться, потому что на носу были концерты. Они хотели забрать меня и пообещали отцу присматривать за мной. Я знал программу Фато и заменил его, пока он не вернулся с армии. Так я стал членом группы «Сипан». Я был очень горд этим. Тогда были другие времена. Мы занимались музыкой ради идеи, а не денег. Мы думали, что творим великое дело и хотели, чтобы о езидах знал весь мир. «Сипан» был известным брендом, которым гордились все езиды. Простой пример…. Когда украли наш синтезатор, все езиды СССР искали его.

В те времена были популярны такие группы, как «The Beatles», «Deep Purple» и «Led Zeppelin». Естественно, их творчество повлияло на нас.

В состав «Сипана» в разные времена входили пир Князь, шех Мраз, Ширине Усуб, Лейла Начо, Халида Азиз, пир Торн, которого мы называли Деде. Он играл на бас-гитаре. Пир Джамал ради группы вообще специально из Тбилиси приезжал в деревню и жил там.

Так был сформирован коллектив, который позже начал гастролировать по всей Армении, Грузии и частично России. В день мы давали по одному концерту. Мы выступали в армянских, грузинских и русских городах и пели на нашем родном языке. Всем это нравилось и у нас практически всегда были аншлаги.

А как получилось так, что группа распалась?

Думаю, что группа начала распадаться после гибели Фато. Он разбился в автокатастрофе в возрасте 29 лет. Он многое значил для группы, был уникальным человеком. Ему нравился джаз, рок и вся западная музыка. Фато очень часто пел песни на английском языке. Я даже не знаю, где он в те времена слышал эти песни, многие из которых подпадали под цензуру в Советском Союзе. Он родился не в свою эпоху и опережал время на несколько десятилетий.

Я всегда во всем советовался с ним, а когда его не стало, я был в замешательстве и не знал, что дальше делать.

Чем Вы занимались после «Сипана»?

Я начал сольную карьеру. В то время началась война в Карабахе. Наступили тяжелые времена, и было не до музыки в стране. Я выступал в разных городах в ресторанах.

Кому или чему Вы посвятили свою первую песню?

Стране. Жить на чужбине всегда тяжело.

Расскажите о самых ярких выступлениях и событиях в своей музыкальной карьере.

Выступление у Титернакаберта  было самым запоминающимся в моей карьере. Титернакаберт – это холм недалеко от стадиона. Там располагается мемориальный комплекс. Рядом находился спортивно-концертный зал, популярный на тот момент во всей Армении. Мы выступали в честь годовщины геноцида 1915 г.  Впервые я был на такой большой сцене. Мы спели песню на курманджи.

У нас с армянами общая историческая судьба и братство между нашими народами заложено испокон веков. Мы, езиды, должны быть благодарны армянам за то, что нам не запрещали петь на родном языке и предоставляли все условия для развития культуры. Мы давали концерты в армянских городах и деревнях, и армяне это воспринимали позитивно.

Ваша песня «Sal   çûn» («Годы ушли») очень популярна и любима народом. Таких езидских песен сейчас мало, в ней — философия жизни. В каком возрасте Вы написали эту песню, и чем была навеяна тема?

К сожалению, я уже не вспомню, в каком возрасте была написана эта песня. Когда человек видит старость, то обязательно задумывается над этой темой, ведь все мы постареем когда-нибудь в этой жизни.

Нравится ли Вам творчество молодых езидских музыкантов?

Я никогда не говорил нашим певцам, правильно ли они поют или нет. Я не имею права их судить. У каждого из них есть свои поклонники, и они достойны их. Самое главное, чтобы наш народ умел слушать.

В 2014 году в августе в езидском регионе Шангал террористы учинили массовые убийства. Езиды подверглись очередному геноциду. Какие чувства вызвала у Вас эта трагедия?

Боль, прежде всего. В жизни человек должен уметь прочувствовать чужую боль. Те, кто делал  это с езидами – больные люди. Они болеют фанатизмом. Самым большим грехом является то, что человек ставит себя выше Бога и пытается отнять у другого жизнь. На самом деле,  у человека имеется все, чтобы жить счастливо, а не убивать и сеять зло на планете.

Езиды сейчас разбросаны по всему миру. Как Вы думаете, наш народ сможет сохранить свою самобытную и уникальную культуру в такую сложную эпоху?

Нам нужно выжить, и другого выхода у нас нет. Прежде всего, необходимо научиться уважать друг друга. Это и позволит улучшить наше общество.

Чем Вы сейчас занимаетесь, пишите ли музыку?

Я больше 8 лет не занимаюсь музыкой. Это большой срок. Наша эпоха ушла. На данный момент  я больше времени уделяю семье. У меня растет два замечательных внука.

Может быть, у вас есть какие-то пожелания и просьбы к нашему народу?

Наш народ не должен считать количество геноцидов, не извлекая уроков из них. Мы должны понимать, что в этих геноцидах и мы отчасти виноваты. Мы всегда были разобщены. И даже, несмотря на то, через что мы прошли, мы продолжаем гнаться за деньгами, что-то ищем, не обращая внимания на жизнь, народ и религию. Наши ага и беки раньше спасали народ, рискуя своей жизнью и отдавая все свои богатства на откуп врагам. Сейчас же картина выглядит совсем иначе.  Мы очень слабы, но чтобы выжить, нам нужно быть сильными.

Спасибо Вам большое! Желаем Вам всего самого наилучшего!

 

Послесловие:

Конечно, можно согласиться с нашим знаменитым музыкантом. Их эпоха прошла. Но эпоха эта характеризовалась расцветом езидской культуры. На что же она сменилась? На годы пустоты и культурной деградации. Наши предки оставили нам богатое наследие в области музыки. Но оказывается, что на сегодняшний день у нас нет продолжателей дела Шарое Бро, «Сипана», Файзое Кочо и других. Желаем, чтобы наши певцы развивались и не ставили перед собой цель превратиться в «свадебных музыкантов», даже если это и приносит много денег. Всемирно известные композиции создавались теми, кто руководствовался, в первую очередь, идеей.

 

Материал подготовили Екатерина Амеян и Рустам Рзгоян

Фотографии предоставлены из семейного архива Файзое Кочо и  Джамале Соро Пире Дрбеси

Источник: ÊzîdîPress

 

 

 

 





Тэги: