Пережившему геноцид человеку трудно получить сон

2020/01/orig--1579331018.jpg
Прочитано: 1894     12:00     18 ЯНВАРЬ 2020    

часть 2

После того, как группа оставила их одних, они взломали дверь и убежали через заднюю часть лагеря. Затем он добрался до Великобритании, в грузовике, в маленьком ящике для хранения, который, по его словам, мог бы удобно поместиться только ребенок. Он опустошил его, залез внутрь и снова заклеил изнутри скотчем. У меня до сих пор болит колено и плечо, - говорит он. После 16 часов в грузовике добрался до Великобритании, где он находится с ноября 2016 года.

Министерство внутренних дел заявило 15 причин для отклонения его заявления, заявив, что он может уехать и жить в иракских городах Басра и Багдад или в других странах. Он упоминает, что до войны Шингал жили  90% езидов и только  10% мусульманинов. Во время атаки 10 процентов присоединились к ИГИЛ, и они напали на нас. Так как же я могу жить в общине, которая на сто процентов состоит из мусульман? Это невозможно, по крайней мере психологически.

Пережившему геноцид, сложно уснуть. Ты каждую ночь переживаешь геноцид и то, как мы потеряли наших людей. Психологически это сложно, сказал он.

До этого был удивлен отсутствием вмешательства со стороны западных стран, в то время как ИГИЛ вторглась в его город. У них огромная власть, все эти армии, самолеты они даже не пытались помочь тем женщинам, которые попали в плен к ИГИЛ, - комментирует он. Теперь он снова разочарован отсутствием поддержки британского правительства для своего народа. Он считает печальным, что правительство дает деньги региональному правительству Курдистана и иракскому правительству для защиты езидов, вместо того чтобы иметь дело непосредственно с езидским народом. Даже правительство Великобритании не считает, что езиды должны сами распоряжаться своей жизнью, восклицает он.

Я хотел бы, чтобы британское правительство прислушалось к людям, которые подверглись преследованиям со стороны ИГИЛ и были вынуждены бежать. Мне кажется, они не верят жертвам, добавляет он, размышляя о своей собственной ситуации после того, как Министерство внутренних дел Великобритании отказало ему в предоставлении убежища.

Махджор был бездомным и не имеет права работать. Для него нет большой разницы между тем, как британское и иракское правительства относились к нему. Но он говорит, что люди в Великобритании действительно хорошие. Таких, как Анн, можно найти тысячи. Он говорит об Анне Нороне, руководителе благотворительной организации по оказанию чрезвычайной помощи езидам, которая помогает перемещенным езидам на Ближнем Востоке и в Европе. Махджор считает, что люди в Великобритании милые и услужливые. Он считает, что реальное лицо Великобритании представляют обычные люди, а не правительство.

После двух с половиной лет в Великобритании, он думает, что он нашел некоторую стабильность и безопасность, и достиг некоторых из своих целей. Но он не забывает, как трудно ему приходится в правительстве. Я много страдал в Великобритании. Я был почти готов покончить с собой, и если бы Анна не нашла меня, я, вероятно, не был бы здесь, чтобы сказать это сейчас.Махджор потерял веру в приверженность западных правительств правам человека. Для него вопрос заключается в следующем: если британское правительство даже не предоставляет защиту езидам здесь, в Великобритании, как можно защитить езидов в Ираке?

Прошел год с тех пор, как Министерство внутренних дел отказало ему в первой просьбе о предоставлении убежища и заявило ему, что он больше не имеет права на государственную поддержку. После того, как Анн Норона открыла дверь ему, сказав, что он может остаться с ней, пока они не найдут решение, он нашел адвоката и подал новое прошение о предоставлении убежища. Почти десять месяцев спустя он все еще ждет ответа Министерства внутренних дел. Он боится, что ему снова откажут, и опасается, что депортация будет одним из возможных вариантов.

По словам Нороны, такие просители убежища, как он, находятся во власти перегруженной иммиграционной системы. Они не только жертвы геноцида, но и жертвы нашей все более враждебной антииммиграционной системы, - говорит она мне. Суды и Министерство внутренних дел, по-видимому, не имеют никакого представления о страданиях, притеснениях и систематических преследованиях.

Сейчас Махджор ждет своего последнего собеседования по поводу убежища, которое состоится в июле. Мне не разрешают работать или учиться, я очень страдаю психологически, говорит он. Я постоянно думаю о том, что произошло, и об атаке ИГИЛ. Я переживаю эту ситуацию каждый день, потому что я просто сижу здесь, ничего не делая.

Ezidi24.com





Тэги: #ezidxan   #trends   #nevs   #ezidi   #yazidis   #езиды  



Пережившему геноцид человеку трудно получить сон

2020/01/orig--1579331018.jpg
Прочитано: 1895     12:00     18 ЯНВАРЬ 2020    

часть 2

После того, как группа оставила их одних, они взломали дверь и убежали через заднюю часть лагеря. Затем он добрался до Великобритании, в грузовике, в маленьком ящике для хранения, который, по его словам, мог бы удобно поместиться только ребенок. Он опустошил его, залез внутрь и снова заклеил изнутри скотчем. У меня до сих пор болит колено и плечо, - говорит он. После 16 часов в грузовике добрался до Великобритании, где он находится с ноября 2016 года.

Министерство внутренних дел заявило 15 причин для отклонения его заявления, заявив, что он может уехать и жить в иракских городах Басра и Багдад или в других странах. Он упоминает, что до войны Шингал жили  90% езидов и только  10% мусульманинов. Во время атаки 10 процентов присоединились к ИГИЛ, и они напали на нас. Так как же я могу жить в общине, которая на сто процентов состоит из мусульман? Это невозможно, по крайней мере психологически.

Пережившему геноцид, сложно уснуть. Ты каждую ночь переживаешь геноцид и то, как мы потеряли наших людей. Психологически это сложно, сказал он.

До этого был удивлен отсутствием вмешательства со стороны западных стран, в то время как ИГИЛ вторглась в его город. У них огромная власть, все эти армии, самолеты они даже не пытались помочь тем женщинам, которые попали в плен к ИГИЛ, - комментирует он. Теперь он снова разочарован отсутствием поддержки британского правительства для своего народа. Он считает печальным, что правительство дает деньги региональному правительству Курдистана и иракскому правительству для защиты езидов, вместо того чтобы иметь дело непосредственно с езидским народом. Даже правительство Великобритании не считает, что езиды должны сами распоряжаться своей жизнью, восклицает он.

Я хотел бы, чтобы британское правительство прислушалось к людям, которые подверглись преследованиям со стороны ИГИЛ и были вынуждены бежать. Мне кажется, они не верят жертвам, добавляет он, размышляя о своей собственной ситуации после того, как Министерство внутренних дел Великобритании отказало ему в предоставлении убежища.

Махджор был бездомным и не имеет права работать. Для него нет большой разницы между тем, как британское и иракское правительства относились к нему. Но он говорит, что люди в Великобритании действительно хорошие. Таких, как Анн, можно найти тысячи. Он говорит об Анне Нороне, руководителе благотворительной организации по оказанию чрезвычайной помощи езидам, которая помогает перемещенным езидам на Ближнем Востоке и в Европе. Махджор считает, что люди в Великобритании милые и услужливые. Он считает, что реальное лицо Великобритании представляют обычные люди, а не правительство.

После двух с половиной лет в Великобритании, он думает, что он нашел некоторую стабильность и безопасность, и достиг некоторых из своих целей. Но он не забывает, как трудно ему приходится в правительстве. Я много страдал в Великобритании. Я был почти готов покончить с собой, и если бы Анна не нашла меня, я, вероятно, не был бы здесь, чтобы сказать это сейчас.Махджор потерял веру в приверженность западных правительств правам человека. Для него вопрос заключается в следующем: если британское правительство даже не предоставляет защиту езидам здесь, в Великобритании, как можно защитить езидов в Ираке?

Прошел год с тех пор, как Министерство внутренних дел отказало ему в первой просьбе о предоставлении убежища и заявило ему, что он больше не имеет права на государственную поддержку. После того, как Анн Норона открыла дверь ему, сказав, что он может остаться с ней, пока они не найдут решение, он нашел адвоката и подал новое прошение о предоставлении убежища. Почти десять месяцев спустя он все еще ждет ответа Министерства внутренних дел. Он боится, что ему снова откажут, и опасается, что депортация будет одним из возможных вариантов.

По словам Нороны, такие просители убежища, как он, находятся во власти перегруженной иммиграционной системы. Они не только жертвы геноцида, но и жертвы нашей все более враждебной антииммиграционной системы, - говорит она мне. Суды и Министерство внутренних дел, по-видимому, не имеют никакого представления о страданиях, притеснениях и систематических преследованиях.

Сейчас Махджор ждет своего последнего собеседования по поводу убежища, которое состоится в июле. Мне не разрешают работать или учиться, я очень страдаю психологически, говорит он. Я постоянно думаю о том, что произошло, и об атаке ИГИЛ. Я переживаю эту ситуацию каждый день, потому что я просто сижу здесь, ничего не делая.

Ezidi24.com





Тэги: #ezidxan   #trends   #nevs   #ezidi   #yazidis   #езиды